Из монастыря в психиатрическое отделение
Saturday, 30 September 2006
Шел апрель 1837 года, чудное солнечное весеннее утро. Хрустальная, чистейшая, ледяная голубизна с ослепительным солнцем, но не греющим. По утрам были заморозки. На булыжной мостовой сани сильно тормозились, лошади напрягами все свои возможные силы, волоча сани по булыжникам. Возница лихо покрикивал, вращая вожжи в руках, подбадривая лошадей. Везли психических больных. Больных доставляли почти со всех монастырей Нижегородской губернии, до этого психические больные призревались только в монастырях.
Впервые в губернской больнице общего типа было построено два бревенчатых одноэтажных здания по 30 коек. Нынче эта территория прилегает к гостинице «Октябрьская». Со временем в этих зданиях уже проживало 190 пациентов. Будучи студентами мединститута, мы проходили в этих бывших зданиях практику, где располагались кафедры урологии и общей хирургии, по урологии и гнойной хирургии.
Здания простояли бы еще, если бы не строительство гостиницы.
Душевнобольные в те времена содержались в тяжелых условиях (российский менталитет). Отсутствовали канализация и водопровод, больные лежали на полу тесно зажатые, невозможно было лечь на спину и так места не хватало. Повседневную уборку не проводили. Зимой было легче, одежду пациентов выносили на мороз. Это была прекрасная санобработка по тем временам. Да и эпидемиолога Юрия Николаевича не было в штатах отделения. Духота зимой и летом, чесотка, туберкулез были обыденным явлением для того времени. Возбужденных больных обматывали в мокрые простыни и ставили и ставили тампоны с перцем или скипидаром, как отвлекающее средство.
Трудно было подобрать медперсонал. Больные эпилепсией, находясь в сумеречном состоянии сознания в состоянии страха, злобы давали бурные аффекты, нападая на больных и на всех, кто пытался приблизиться к ним. Многие больные постоянно находились в смирительных рубашках, так как персонал опасался приступов психомоторного возбуждения. Рубашка фиксировала позу больного и лишала его возможности совершать движения конечностями.
Администрация всегда нуждалась в материальных средствах. Больных кормили 2 раза в день. В нашем музее истории Нижегородской психиатрии есть даже меню, из которого можно узнать, как кормили наших больных, следует отметить, что питание было достаточно калорийным, в дальнейшем это меню использовалось при организации патронажа в Нижегородской губернии в Балахнинском районе. Переход дневного стационара с 01.02.06 г. на двухразовое питание дань традициям Нижегородской губернии.
Горожане были частыми гостями психиатрического отделения.
Зачем приходили в психотерапевтическое отделение горожане Нижнего Новгорода и губернии?
Среди простого народа существовало мнение, что от душевного больного можно узнать о своем будущем, получить совет по вопросам семейных отношений, снять «порчу» и «сглаз».
В те времена не было передачи на телевидении «Дураки, у которых душа не спит по ночам» или «Пусть говорят», «Домино», газеток типа «СОЖ», «Сам себе палач (пардон) врач».
Некоторые больные занимались прорицательством, так у некоторых больных шизофренией с крайней степенью речевой разорванности речь состояла из отдельных слов, не связанных между собой ни в смысловом, ни в грамматическом отношении.
Такого больного выводили к горожанину или горожанке, и он выпаливал словесную окрошку, в которой горожанин пытался понять, что его ждет в будущем.
Еще пользовались успехом больные в смирительных рубашках, находящиеся в некоторых формах помрачения сознания – те же эпилептики.
Получая из уст эпилептика словесный салат, многие горожане задумывались и пытались изменить свой образ жизни, наметить пути личностного роста, расценивая рассуждения или выкрики пациента, как определяющие и направляющие мудрые поучения.
Как я уже говорил, полученные за прорицательство деньги давали возможность администрации как-то улучшить быт душевнобольных.
Мне, разумеется, могут возразить, что все это присуще не только одному нашему городу, а что таковы, в конце концов, многие города России.
Сейчас наша страна вернулась к периоду средневекового оккультизма. Каких только самореклам можно встретить в любой газете и на экране телевизора: ворожеи, колдуны и сниматели «порчи» и «сглаза», лечение алкоголизма и других болезней без ведома больного через уникальное средство или мысли на расстоянии вплоть до космической энергии звезд и сил всего существующего космоса.
Пациент нуждается в ласке, ему хочется на что-то опереться, это вполне естественно, хоть на прорицателя из психиатрической больницы или бородатого астролога с экрана телевизора.
Невежество, доверчивость – чудесный тандем, толкающий человека к оккультизму.
Только в 1878 году старшему врачу Нижегородской губернской больницы Дмитрию Александровичу Венскому, выступая на земском собрании, удалось убедить власти ассигновать на строительство психбольницы 60000 рублей, но эти деньги не сразу были отпущены их государственной казны.
Д.А. Венский был по характеру мягкий, уступчивый человек, прекрасный семьянин. Его отличало от многих любовь к природе, интерес к музыке и литературе. Одна из дочерей его окончила консерваторию по классу фортепиано. Дома часто проводились музыкальные вечера.
Приезд в Нижний Новгород Петра Петровича Кащенко ускорил строительство нашей психиатрической больницы.


Заведующий дневным стационаром,
Заслуженный врач РФ                        Я.Г. Голанд